marți, 18 iunie 2013

Cine este Dughin?

Sau ce ne spune Wikipedia despre A. Dughin

Chiar daca "wiki" nu intotdeauna este o sursa la care poti face referinta sigura, totusi este si ea o sursa pentru orice internaut. Va indemn sa vedem, neoficial, ce spune. 

Pana atunci, Va redau si cum am ajuns sa caut referinte la Aleksandr Dughin - in ultimele zile am primit o serie de e-mailuri de la colegi si amici - imi spuneau sa urmaresc emisiunile cu Dughin la Chisinau. Am vazut comentarii in presa din Republica Moldova despre cat de importanta este domnia sa, ideolog al partidului Presedintelui Putin, etc (de exemplu articolul din ziarul Timpul, dar si din alte publicatii din Republica Moldova):
Titlul din ziarul Timpul - "RUSIA E GATA SĂ INVADEZE MOLDOVA, CUM VA REACȚIONA GUVERNUL?"
http://www.timpul.md/articol/rusia-e-gata-sa-invadeze-moldova-cum-va-reaciona-guvernul-44884.html

Dar din curiozitate am accesat si Wikipedia - cea in engleza si romana vorbeste despre el relatv echilibrat, in comparatie cu... (NB - cea in romana este relativ echilibrata, in comparatie cu ce? acus vedeti!) - insa, pasajele prezente in articolul despre Dughin in Wikipedia de limba rusa sunt mult mai interesante, in opinia mea, desi redau mai jos doar criticile si sustinerile pentru Dughin:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%83%D0%B3%D0%B8%D0%BD,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%93%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87#.D0.9E.D0.B1.D0.B2.D0.B8.D0.BD.D0.B5.D0.BD.D0.B8.D1.8F_.D0.B2_.D1.84.D0.B0.D1.88.D0.B8.D0.B7.D0.BC.D0.B5

Критики Дугина Антон Шеховцов и Андреас Умланд считают, что его взгляды близки к фашизму.[30][31].
По словам известного американского историка Вальтера Лакера, «Дугин пытался на протяжении многих лет представлять синтетические новую идеологию, смесь некоторых наиболее постыдных западных элементов (итальянский неофашизм в стиле Юлиуса Эволы, „Новые правые“ Алена де Бенуа во Франции, и неонацистская геополитика). Позже он понял необходимость некоторых конкретных русских элементов и принял обновленный вариант евразийства». Американский политолог Стивен Шенфилд в своей работе «Русский фашизм» утверждал, что «ключевой для политических воззрений Дугина является классическая концепция „консервативной революции“, направленной на ниспровержение пост-просвещенческого мироустройства и установление нового порядка, в котором должны быть возрождены героические ценности почти забытой „Традиции“. Именно приверженность данной концепции позволяет четко идентифицировать Дугина как фашиста». По мнению Умланда формулировки ряда текстов Дугина, особенно ранних, близки к идеям НСДАП, вплоть до прямого заимствования терминологии и стилистики нацистов. Так, в книге «Гиперборейская теория» Дугин пишет: «Этой книгой мы кладем начало 'ариософии' в русско-язычном контексте»; по словам Дугина
«арий, в сущности, определяется не столько биологией, сколько той метафизической миссией, отражением которой во плоти является сама его биология. Арийская раса Субъекта — это раса нордических воинов-священников.»


Обвинения в путанице во взглядах и противоречивости[править]

По словам Тимура Полянникова,«многие специалисты, бравшиеся за исследование дугинских теорий, приходили к выводу, что искать в них какое-либо единство или внутреннюю логику попросту бессмысленно — слишком пестр и противоречив набор идеологем, которые Дугин транслировал в разное время на разные аудитории (как сказал Лимонов, „чего спрашивать с Дугина, он же сказочник“). Более того, кое-кто полагает, что вообще все дугинское мифотворчество можно понять, только исходя из колебаний внешнеполитической конъюнктуры»[3]. Алан Инграм утверждает, что сочинения Дугина характеризуются «противоречиями и путаницей, которые несколько затрудняют их интерпретацию и обобщение»[34]. Парадорн Рангсимапорн характеризует Дугина как «политического хамелеона, представления которого приспосабливаются к окружающей среде»[35]. Возражая им, украинский исследователь, бывший координатор Евразийского союза молодёжи в Севастополе[36][37] Антон Шеховцов считает социополитическую доктрину Дугина по-своему крайне последовательной, ввиду того, что в контексте фашизма различные — даже внешне противоречащие друг другу — идеи целеустремленно интерпретируются в духе определённого фашистского ядра, по принципу «цель оправдывает средства», и взаимное противоречие идей не имеет значения, если они подтверждают выгодный автору тезис[34].

Обвинения в невежестве[править]

Биофизик Борис Режабек [38], анализируя защиту Дугиным диссертации, которая прошла 20 декабря 2000 г. в Ростовском государственном университете и называлась «Эволюция парадигмальных оснований науки (Философско-методологический анализ)»[39] приводит примеры анекдотических, по его мнению, ошибок в школьном курсе физики, которые он увидел в диссертации. Так, Режабек пишет, что
«Дугин уверен, что второй закон Ньютона выражается формулой F=mv[40] (очевидно, в голове автора основной закон динамики фундаментально перепутался с формулой кинетической энергии, а может быть, и с формулой Эйнштейна, что и породило нелепое выражение на стр. 108 диссертации). Уравнение Шрёдингера, по его мнению, звучит так: энергия (постоянная) частицы равна частоте волны, умноженной на h (постоянная Планка), а импульс частицы, который меняется в поле сил от точки к точке, равен постоянной h, делённой на длину соответствующей волны, подобным же образом меняющейся в пространстве.» (с. 144) Этот пассаж напоминает анекдот о двоечнике, который сдаёт экзамен по физике. Его спрашивают: «Чему равна постоянная Планка?» Он пишет: h=3. «Чепуха! Но скажите хотя бы, что такое h?» — «А это высота этой планки!» Примерно такого же уровня вся эрудиция Дугина в области физики, хотя он и очень «образованность хочет показать», жонглируя такими словами, как «суперструны», «фракталы», «дао-материя»[41].
Также, по мнению Бориса Режабека, она содержит абсурдные высказывания в области философии: «так, Лейбниц и Ньютон для него — „полупрофаны“, поскольку не до конца посвящены в идеи розенкрейцеровАрхимед и Евклид с Пифагором виноваты в том, что человечество научилось мыслить не только в категориях власти и подчинения; к тому же, по Дугину критерии науки „ясно связаны с англо-саксонским ареалом, в первую очередь с Англией“, а это уже, считает Борис Режабек, „очевидно пахнет зловредным влиянием атлантистов. О том, что наука Европы начиналась прежде всего в Академиях Италии, он как бы и не подозревает“».[41].. Присуждение Дугину учёной степени Борис Режабек называет «фарсом»[41].

Критика взглядов Дугина националистами[править]

Одновременно Александр Дугин подвергается резкой критике со стороны радикальных националистов, которые обвиняют его в интернационализме, видя в его построениях продолжение советской имперской идеологии, только лишённой марксизма[42].

SI IN FINAL LAUDELE, conform Wikipedia (vedeti si cine il lauda si sustine):
К идеям Дугина положительно относятся такие общественные и политические деятели, как журналист Первого канала Михаил Леонтьев[43], высокопоставленный сотрудник Администрации Президента РФ Иван Демидов[44], декан философского факультета СПбГУЮ. Н. Солонин[45], ведущий программы «Судите сами» Первого канала М. Л. Шевченко[46].
Писатель и публицист, главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов сказал, что
Александр Дугин — выдающийся русский человек. Это звезда, встающая на нашем небосклоне. Во многом ему нет равных. Он проходит огромные исторические пласты, воскрешает прежние архетипы. Дугин совмещает русские традиции и модернистский авангард. Думаю, что его евразийский пафос обладает такой притягательностью, что будет собирать толпы поклонников и последователей. Дугин — один из ярчайших идеологов наших дней.[1]
Председатель Исламского комитета России; постоянный член Организации Исламо-арабская народная конференция (ОИАНК); член Совета Левого фронта России; депутат Национальной ассамблеи Российской Федерации Гейдар Джемаль:
Дугин и есть такой подлинный интеллектуал. Может быть, среди всех писателей прошлого лишь Достоевский немного коснулся специфики подлинного интеллектуализма, потому что время от времени его герои вдруг как бы останавливаются, осенённые, поражённые страшной, единственной мыслью, которая вырывает их из колеи обыденного существования, и они потом уединяются от всяких контактов, разговоров — додумать эту огромную страшную мысль. Неважно, что это за мысль, важно, что она всегда грандиозна, парадоксальна по отношению к внешнему миру, к той среде, в которой они находятся. Шатов, Кириллов — это классические прообразы подлинных интеллектуалов, которых смог описать только Достоевский. В этом смысле Дугин — интеллектуал по Достоевскому. Подлинный интеллектуал — это человек, для которого собственная мысль важнее его физического существования.[47]

Iata, deci, aceasta persoana a fost invitata in Republica Moldova. 

P.S. Aceasta este o postare personala prin care am prezentat "gaselnitele" mele din internet. Concluziile (trebuie sa) Va apartin(a)...

joi, 4 aprilie 2013

Ambasadorul Republicii Moldova la ONU reitereaza cererea de retragere a trupelor ruse


Mission news


STATEMENT By Ambassador Vlad Lupan, Permanent Representative of the Republic of Moldova at the 2013 Substantive Session of the United Nations Disarmament Commission

Mr. Chairperson,
Let me begin by joining the previous speakers in congratulating you on your election as Chair of the UN Disarmament Commission for the 2013 substantive session, as well as other Bureau members on their election. I would like also avail myself of the opportunity to express my appreciations to Ambassador Enrique Roman Morey, Permanent Representative of Peru, for his efforts as President of the Disarmament Commission last year.
The Republic of Moldova associated itself with the position of the European Union on the matters discussed at the UNDC. However, we would like to stress several points that we consider to be important, both for our country and for an important part of the international community, as we believe.
First of all allow me to reiterate that we trust that the multilateral diplomacy, such as the Disarmament Commission, can bring progress in the field of disarmament and non-proliferation, if there is true political will.
Secondly, we would like to stress two matters, mainly – the nuclear non-proliferation and conventional arms control.
My country perceives the NPT as a key multilateral instrument for the promotion of nuclear disarmament and prevention of nuclear proliferation.We support the call for a strict and full compliance with the NPT, which would ensure the necessary level of international security, a goal as valid today as before. The Comprehensive Nuclear-Test-Ban Treaty is an additional element of the nuclear disarmament and non-proliferation regime, whose timely entry into force shall constitute a top priority for all States Parties, as well as, hopefully, a follow up on the banning of the fissile materials production.
Mr. Chairperson,
In order to achieve a genuine security at the international, regional and national levels, progress in disarmament and non-proliferation of nuclear weapons should be complemented by confidence building measures in the field of conventional weapons. Parallel processes of arms regulations and disarmament in both weapons of mass destruction and conventional arms shall be developed.
In this respect, we (support the previous speakers) express our satisfaction with the adoption of the Arms Trade Treaty yesterday, April 2, 2013. This is an important element in standardizing the arms commerce and excluding negative factors that affected the security of the states in past. At the same time, as we voted for this Treaty, we express our clear understanding that ATT’s provisions prohibit any arm transfers to non-state actors that are beyond the control from a constitutional authority of a state party.
Most importantly in the field of conventional weaponry, the Republic of Moldova strongly advocates for a combination of global and regional conventional arms control arrangements. We believe in the implementation of the global arms control arrangements and in the importance of viable and comprehensive regional arrangements, in our particular case in Europe. Thus, my country is participant to main European arrangements on conventional arms control as well as confidence and security building measures, in particular the Treaty on Conventional Armed Forces in Europe (the CFE Treaty) and the Vienna Document on CSBMs. 

The Republic of Moldova highly values the contribution of these two (cornerstone) documents in ensuring military balance, security and transparency on European continent during the past two decades. At the same time, given the existing impasse around the functioning and the future of the CFE Treaty, we support the efforts aimed at revitalizing and modernizing this important arms control regime.
In this regard, we would welcome an early result on conventional arms control agreement in Europe. Any future control regime in this respect should be based on a legally binding system of verifiable equipment limits, include information exchange and verification measures as well as take full account of other relevant elements of the CFE Treaty. Such a regional regime should be in conformity with, in our case, the Helsinki Final Act principles, leaving no place for misinterpretation. Moreover, such a conventional arms control arrangement shall only strengthen the respect for sovereignty and territorial integrity of states-parties. We firmly believe that among other important elements, a new arrangement should reinforce the principle of host-nation consent to the stationing of foreign military forces. In this respect, I would like to reiterate our longstanding position regarding the need to finalize the withdrawal of Russian military forces and munitions from the Transnistrian region of the Republic of Moldova. Let me remind that the stationing of this military presence does not enjoy the consent of the Republic of Moldova and it is in contradiction with the international commitments as well as the relevant provisions of the Republic of Moldova’s Constitution. Any steps towards increasing or modernising this foreign military presence is a factor of serious concern for my Government. Furthermore, if considered in the context of conflict settlement process, such actions are undermining the efforts aimed at finding a peaceful and negotiated solution for the Transnistrian conflict in the framework of the internationally accepted 5+2 talks.
Mr. Chairperson,
Let me conclude by saying that we share the deep conviction that through common approaches and efforts of all parties involved we can succeed in addressing the entire set of the key items of disarmament globally and regionally, thus contributing to the regional and international security. 
Thank you.